Фильтр

Снять проститутку на сайте Msk.Fei-Intim.com

Метро:
Район:

Категория: Подростки

Утро последующего денька никак не желало наступать.

Пашка не спал всю ночь и сейчас лежал на кровати, не открывая глаза. Произошедшее намедни с трудом укладывались в его юношеской голове.

Когда вчера его и Маринкины предки зашли в комнату, он так ошалел, что, не считая… «… мать?», ничего вымолвить не сумел. Но, было похоже, что они все ждали узреть нечто схожее. Маринка при виде взрослых нисколечко не смутилась, она медлительно сползла с обмякшего Пашкиного члена и легла с ним рядом, обняв за шейку. А Пашка попробовал натянуть на себя простыню, что удалось ему не сходу. Было страшенно постыдно, но, сил сопротивляться, практически не осталось. Он так и лежал на спине, а рядом, прижавшись к нему, лежала Маринка.

Тетя Алла среагировала стремительно. Она вытолкала улыбающихся парней и подругу из комнаты, подошла к Маринке, поцеловала ее, потрепала Пашку по голове и вышла, не забыв выключить свет.

Маринка стремительно заснула, а Пашка всю ночь страшился пошевелиться и разбудить ее.

И вот сейчас он лежал и задумывался, что будет далее?

В дверь тихо постучали, и в дверном просвете показалась тетя Алла.

-Дети, пора пробуждаться, — пропела она, как будто ничего не вышло.

Маринка потянулась и открыла глаза. Пашка сделал вид, что дремлет. Он не знал, как себя вести, потому решил выждать. Будь, что будет. В конце концов, он не повинет в том, что все так вышло.

-Ну же, сони, вставайте, у нас сейчас банный денек, а еще позавтракать нужно. Ну же! — Маринкина мать подошла кровати и потянула за край простыни.

Пашка подсознательно ухватился за простыню, чем сходу выдал себя. Тетя Алла засмеялась…

-Даю Вам две минутки на сборы и бегом в гостиную, завтрак стынет.

Она отпустила простыню, подошла к шкафу и, взяв стопку белья, скрылась за дверцей.

Маринка перевернулась на животик и поглядела на Пашку. Она увидела, как его веки вероломно дернулись.

-Не придуряйся. Я знаю, что ты не спишь.

Пашка открыл глаза. Маринка потянулась к нему губками, но Пашка отвернулся. Девченка сделала обидчивое лицо.

-Ты что? Я для тебя не нравлюсь?

-Мне нужно зубы почистить, — ответил Пашка в сторону.

-Дурачок, — произнесла Маринка, с силой повернула его лицо к для себя и впилась в его рот губками.

Пашка попробовал вырваться. Тогда Маринка, резко отпустив его, нырнула под простыню и схватила губками его член. Пашка закрыл глаза.

Маринка сосала не больше полу минутки. Она вдруг соскочила с кровати, и Пашка остался без простыни. Он подсознательно прикрыл себя руками.

-Ой, какой ты дурачок, — засмеялась Маринка, — Всё, пошли. Одевайся.

Пашка выискал очами трусы. Маринка, осознав его, выловила их из-под кровати и, улыбаясь, попробовала их на него надеть.

-Я сам. Не нужно, — заупрямился Пашка.

-Как хочешь.

Они стремительно оделись и выскочили в коридор. Пашка вдруг тормознул, но Марина взяла его за руку и повлекла за собой в гостиную, откуда слышался дамский хохот.

Пашка ждал узреть всех, но за столом посиживали только его мать и тетя Алла. Это его практически успокоило, но он все равно побагровел от смущения.

Маринка усадила его на стул и села рядом.

-Дети, ешьте, не смущяйтесь, — скомандовала тетя Алла, — А мы пойдем с тетей Галей, приготовим все в бане. Наши приедут только вечерком, и у нас будет уйма времени.

Дамы встали и пошли к выходу. Пашка сходу ощутил себя легче. Он вдруг сообразил, что страшно голоден и начал завтракать. Маринка тоже не отставала. Они, дурачась, наперегонки съели все, что было на столе. Маринка поднялась, достала из вазы на серванте банан и протянула его Пашке.

-Десерт, — произнесла она коварно.

Пашка очистил банан и желал, было, его откусить, но Маринка подошла к нему поближе и прижалась грудью к лицу. Пашка застыл. Тогда Маринка оборотилась к нему и медлительно подняла платьице. Трусов на ней не было. Она взяла из застывшей Пашкиной руки очищенный банан, левой рукою, так, чтоб он лицезрел, развела половые губки и медлительно погрузила банан во влагалище. Пашка удивился и не знал, что ему делать. Маринка поводила бананом снутри влагалища и вдруг вынула его.

— Сейчас можешь есть, — произнесла она торжественно и протянула банан Пашке.

Но Пашка отвел ее руку в сторону. Подчиняясь какому-то непонятному ему чувству, он спустился со стула на пол и придвинул лицо к ее промежности. Маринка, как будто осознав его, выгнулась так, чтоб ему было комфортно достать до ее девичьих красот, и подняла ногу, закинув ему ее на плечо. Пашка привлек ее к для себя, упершись лицом в ее гибкий лобок. Его сердечко очень забилось. Маринка положила банан на стол, взяла Пашкину голову руками и мягко опустила ее ниже. Пашка закрыл глаза и ощутил банановый запах. Его губки вдруг уперлись во что-то выпирающее, мягкое и влажное. Маринка внезапно так очень вдавила в себя его голову, что он чуть ли не задохнулся. Он оттолкнул ее и закашлял. Маринка засмеялась.

-Эх ты, горе мое, вытрись, — она протянула ему полотенце.

С улицы послышался глас тети Аллы…

-Дети, Вы где, уже все готово.

Маринка одернула платьице и выбежала из гостиной.

Пашка отлично знал эту баню. Она стояла в глубине большого участка, сокрытая от сторонних глаз деревьями и густым кустарником так, что с улицы даже не была видна ее крыша. Только дым, валивший из трубы, указывал проходившим мимо людям, что там, в глубине, еще есть один домик с печкой, кроме основного дома. Пашка очень нередко парился в этой бане с папой и дядей Володей. В один прекрасный момент с ними парилась и тетя Алла, и в тот раз всем пришлось надевать плавки.

Баню Пашка обожал, но на данный момент он осознавал, что произошедшее с ним вчера очень изменило положение дел, потому шел он в направлении дымка неуверенно.

Пашка тихо приоткрыл дверь и заглянул вовнутрь. В большенном предбаннике с камином никого не было. Только аккуратненько сложенные на лавке в углу вещи указывали на то, что тут кто-то есть. Пашка перевел дух и вошел в баню.

Посидев некое время и осознав, что вспять пути нет, он разделся. Его истязал вопрос, раздеваться до гола, либо остаться в трусах. В конце концов он снял трусы и, прикрывая рукою промежность, неуверенно двинулся к маленький двери, ведущей в помывочную. Но там тоже никого не оказалось. «В парилке», — поразмыслил Пашка и взялся за ручку парной.

Сердечко очень забилось, в голове у него застучало как вчера, но он переборол волнение и открыл дверь.

Пашкина мать, тетя Алла и Маринка лежали на полках. Их нагие тела поблескивали от пота и испарений, освещаемые единственным окошком.

-Паша пришел, — лицезрев его, произнесла Алла.

Все повернули головы в его сторону. Пашка смутился и вдруг ощутил, как его член, который он прикрывал одной …рукою, начал стремительно расти.

Он стремительно сел понизу и отвернулся.

-Ну, мы пошли, — произнесла, вставая, мать, — хватит для первого раза.

Она сползла вниз. Маринка тоже встала, собираясь уходить. Только Алла не пошевелилась, тихо произнеся куда-то в сторону…

-Ой, отлично!

-Ну и оставайтесь, — мать вышла.

Маринка, немного замешкавшись, последовала за ней.

-Ты что там, в низу сидишь? — обратилась тетя Алла к Пашке, — забирайся выше, здесь отлично.

Пашка улегся на полок рядом с тетей Аллой.

Баня была российской и топилась по-русски. Градусник над дверцей демонстрировал 70 5 градусов. При таковой температуре можно было посиживать длительно.

Тетя Алла приподняла голову и поглядела на Пашку.

-Ну, как для тебя?

-Хорошо.

-Тогда подкинь еще, — попросила она.

Пашка дастал до черпака и ливанул воды на раскаленные камешки. Густой пар взвился к потолку.

Пару минут они пролежали молчком. Тетя Алла перевернулась с животика на бок так, что Пашка мог созидать ее оголенное тело, и предоставила ему возможность понаблюдать за собой. Пашка сначала отвернулся, но все таки исподтишка рассматривал ее огромные прекрасные груди и гибкий животик. Ниже животика из-за сдвинутых ею ног он ничего не лицезрел. Как будто прочитав его мысли, тетя Алла нехотя потянулась и раздвинула ноги, согнув их в коленях. От нахлынувшего возбуждения Пашка закончил даже дышать.

-Паша. Паша, иди ко мне, — позвала дама, — Я должна для тебя кое-что поведать.

Пашка подполз к ней, пытаясь упрятать вероломно торчащий член.

-Да что ты там всегда прячешь? — игриво спросила она и дернула его за руку, — Ой. Какой он у тебя прекрасный.

Пашка застыл. Алла взяла его член в руку и начала массировать. Головка налилась кровью и заполучила темно-багровый цвет. Пашка вдруг понял, что тете Алле самой нравится это делать. Он глубоко и нередко задышал и стал двигаться навстречу ее руке. Алла, осознав, что та стенка отчуждения, которая была меж ними, упала, подвинулась к ребенку поближе. Продолжая дрочить член, она взяла в рот головку и стала сладко сосать ее как будто леденец. Пашка в экстазе обхватил голову мамы собственной подружки и стал насаживать ее рот на собственный член, стараясь просочиться поглубже, что, на его удивление ему просто удалось. Пашкин член, невзирая на солидный размер, проваливался в открытый рот дамы стопроцентно до основания. Судорога вдруг передернула все его тело. Он застыл и начал кончать. Но Алла продолжала бешено сосать, стараясь, казалось, высосать из него все, что можно. Пашка повалился в блаженстве на полок и затих. Алла, не выпуская изо рта его члена, встала над ним на четвереньки, давая возможность разглядеть свои красоты. Но Пашка не лицезрел ничего вокруг. Он лежал с закрытыми очами и не мог ни о чем мыслить. Ему было отлично. Так отлично, как никогда не было. Как будто во сне, Пашка беспорядочно двигал руками, неискусно поглаживая потные бока дамы.

Алла уже утомилась так стоять, когда ощутила, как что-то задело ее клитора. Она выпустила член изо рта и поглядела под себя. В слабеньком свете окна она лицезрела, как Пашка неискусно пробует ублажать ее клитор рукою. Он потрогал снова и отдернул руку.

-Еще? — тихо попросила Алла.

-У? — не сообразил Пашка.

-Еще? — уже громче произнесла она и попробовала подвигать телом, разминая затекшие ноги.

Пашка аккуратненько прикоснулся пальцами к влагалищу и стал водить по половым губам туда сюда.

-Нет, не так, — Алла оборотилась и села на верхний полок над Пашкой, — Подымись.

Пашка сел на полок под Аллой. Он уже не смущался ее и собственного нагого тела.

-Тетя Алла, а можно я…, — вдруг стремительно заговорил он.

-Не зови меня тетей, — обиделась она и скривила губки, практически как Маринка.

-А,… — попробовал спросить он.

-Зови Аллой. Просто Аллой и все. Отлично?

-Хорошо. Алла, а можно мне Вас поцеловать? — спросил Пашка осмелев.

-Дурачок, естественно можно, — она наклонилась над ним, и ее длинноватые волосы свалились на его грудь.

-Нет, не так. Другими словами, я желал сказать, — сбивчиво попробовал разъяснить Пашка.

-А как? — и вдруг осознав его, — Ты имеешь в виду, поцеловать туда? — и указала очами вниз.

-Угу?

-Можно. Для тебя все можно, — произнесла она и обширно раздвинула ноги.

Пашка уставился на ее выбритую промежность и застыл.

-Ну, что все-таки ты? Ужаснулся? — засмеялась она, — Подожди. Я для тебя помогу.

-А почему у Вас там нет … волос? — тупо спросил Пашка.

-Ну почему. Побрила. Не нравится?

-Нравится, — честно ответил он.

-Паша, милый, поцелуй мою пизду? Пожалуйста? — Алла двинулась бедрами вперед.

Пашка неискусно прикоснулся ртом к ее выпуклым половым губам. Она, привстав на руках поводила по его закрытым губам собственной пиздой и ткнула немного его ею в нос. Пашка вдруг, как будто проснувшись, впился в нее губками, стараясь захватить как можно больше плоти, и услышал сдавленный стон. Он поразмыслил, что сделал ей больно и отшатнулся. Но она повалила его на полок и, перевернувшись, заползла на него сверху, сходу поймав губками его опять вставший член. Согнув в коленях ноги, она села всей собственной промежностью прямо на его лицо и стала водить ею по нему. Пашка, подчиняясь какому-то животному инстинкту, выставил ей навстречу собственный язык, и они сплелись в экстазе.

Кончали они сейчас уже совместно. Она звучно застонала, когда его губки стали сосать ее клитор. Но сейчас Пашка осознавал, что стонет она не от боли, а от удовольствия, и он продолжал сосать, бешено и, совместно с тем, лаского. Он ощутил, как какая-то безвкусная жидкость потекла из нее ему по лицу, но ему было так отлично, что он не отвернулся, а напротив подставил под нее рот и даже малость проглотил.

Когда его член закончил дергаться, Алла тоже застыла. Она так и лежала на нем, прижавшись животиком к его груди и лаская языком его обмякший юношеский член.

-Я люблю Вас, тетя Алла, — произнес он тихо, — Я люблю Вас.

-А Марину? — также тихо спросила она.

-И Марину. Я Вас всех люблю. Очень.

Пашка замолчал. Алла приподнялась на коленях и, перекинув через него ногу, села рядом. Ее рука продолжала мягко теребить его член.

-Тебе отлично? — спросила она.

Он не ответил.

-Паша. Пашенька. Ты неплохой. Милый. Я тебя тоже люблю. И буду обожать. И мы тебя все любим.

-Тетя Алла …? — Пашка не успел спросить.

-Мы же условились, — перебила она.

-Алла, а почему Вы…. Почему ты, ну когда это происходит, ругаешься?… Матом.

-Я не ругаюсь, милый. А называю вещи своими именами. Смотри, — она вдруг встала на нижний полок и закинула ногу над его головой, — Как именуется то, что ты на данный момент видишь?

Пашка, внезапно себе смутился и замолчал.

-Ну же, смелее, как это именуется? — подбодрила его Алла, покачивая бедрами.

-Писа, — выжал Пашка.

-Это у девченок писа, а у дам это именуется, как? — снова спросила она.

-Пизда, — тихо произнес Пашка.

-Не слышу.

-Пизда, — произнес он громче.

-Опять не слышу, — глумилась Алла.

-Пизда! — кликнул Пашка.

-А это, как именуется? — она взяла его за член и потянула.

-Хуй! — снова кликнул Пашка.

-А то, что мы делали с тобой?

-Мы ебались! — выпалил он.

Его член, который она держала в руке, стал снова набухать и возрастать.

-Ты хочешь меня выебать? Прямо на данный момент?- звучно спросила Алла, приходя в экстаз от всего происходящего.

-Хочу! — практически в бреду кликнул Пашка.

-Тогда иди ко мне, — отдала приказ Алла, отпустив его член.

Она перелезла через лежащего Пашку на верхнюю полку и легла, раздвинув ноги. Пашка поднялся, неуклюже забрался на нее и попробовал воткнуть член ей меж ног, но ощутил, как тот провалился куда-то и уперся в древесный настил. Алла просунула руку под его животик, молчком взяла его на удивление жесткий член и направила в необходимое место, позже обхватила его юношескую попку обеими руками и потянула на себя. Член вошел в нее до конца. Она пару раз потянула Пашку на себя, пока он не сообразил, как это делается. Тогда она убрала руки и уперлась ими в стенку за головой.

-Пашенька, еби меня. Еби, — вырывалось из ее губ, и эти слова уже не казались ему такими страшными, как ранее.

Пашка, в конце концов, совсем осознав, как это делается, насаживал ее все посильнее, но вопреки своим ожиданиям он не кончил, как в те разы. Через пару минут его коленки начали болеть, но опытнейшая Алла, не дав ему опамятоваться, выскользнула из-под него, перевернула его на спину и села сверху. Пашка от неожиданности новых чувств практически сходу кончил прямо в нее. Алла попрыгала на нем еще несколько секунд и застыла, прижавшись к нему грудями.

Дверь в парилку открылась, и ….

Продолжение следует.

c Ash Tray, 2002

Ксюша
Ксюша, 23
Показать телефон
1800


Посмотреть анкету
Ксюшенька
Ксюшенька, 35
Проститутка Сима
Проститутка Сима, 30
Показать телефон
+7 (926) 671-90-10
5000
10000
20000
Посмотреть анкету
Отзывы:
Добавить комментарий